Греческая Церковь: в ожидании диалога с обществом

Уделив на прошлой неделе достаточно информационного внимания межконфессиональному диалогу, на этой неделе хотелось бы обратить внимание наших читателей на трудности, вызовы и проблемы, которые переживают наши единоверные православные Поместные Церкви, поскольку аналогичные вызовы времени стали актуальны и для Русской Церкви, которая делает попытки наладить диалог со всё более секулярным обществом.

В этой связи хотелось бы предложить вам ознакомиться с весьма увлекательной и правдивой статьёй Алексея Богдановского, который в течение нескольких лет проработал специальным корреспондентом РИА «Новости» в Греции. Материал был написан для журнала «Pro et Contra» (За и против) к выпуску май-август 2013.

Будучи человеком верующим, прекрасно знающим греческий язык, в виду окончания отделения византийской и новогреческой филологии филологического факультета МГУ, Алексей Григорьевич хорошо осведомлён о внутренних особенностях греческой церковной и политической жизни. И хоть ныне он продолжает трудиться на ниве журналистики в Вашингтоне, тема милой его сердцу Греции, как это видно даже сейчас из его недавних публикаций, продолжает возникать из под пера.

Если у Церкви не хватит решимости начать разговор с обществом, она может оказаться в ситуации, когда решать за неё будут другие, как это уже многократно случалось в греческой истории | Алексей Богдановский

Греческая религиозность повсеместна и красочна.

Десятки тысяч церквей и церквушек рассеяны по всей стране. На автострадах постоянно встречаются часовенки на месте гибели водителей. Религиозные праздники, особенно Пасха, Рождество и Успение, заставляют почти каждого грека вспомнить о традициях. Неотъемлемая часть этих традиций — церковные процессии с выносом плащаницы или освящение воды в море на Крещение.

Греческая Церковь — одна из опор общества, и её проблемы созвучны проблемам всех греков. Не отделённая от государства, Церковь получает от этого статуса значительные выгоды и одновременно несёт немалые потери, поскольку ставит себя в зависимость от государственных решений. Каждого грека крестят, женят и отпевают в церкви, а в школе учат Закону Божьему, но при этом в последние десятилетия церковное влияние на общество существенно сократилось.

Конституция Греции начинается словами: «Во имя Святой и Единосущной и Нераздельной Троицы», а статья 3 основного закона прямо гласит: «Господствующая религия в Греции — религия Восточной Православной Церкви Христовой». Кроме того, в законе есть также понятие «известных» религий (сюда исторически относятся, прежде всего, католики, протестанты и иудеи), которые пользуются рядом прав, однако часто оказываются в некоторой зависимости от Православной Церкви. Определённые права и возможность самоуправления есть и у мусульманского меньшинства на севере страны, которое насчитывает около 80 тысяч человек.

Согласно опросу компании Metron Analysis от 2011 года, более 95% жителей Греции называют себя православными, а по данным 2005-го европейской статистической службы Eurostat, 81% верит в Бога и ещё 16% — в некую «духовную силу», так что жители Греции наряду с близкими им по духу греками-киприотами входят в тройку наиболее «верующих» стран ЕС.

Здесь следует иметь в виду, что почти поголовная самоидентификация жителей Греции в качестве православных вовсе не означает, что всё население действительно живёт церковной жизнью или ходит к причастию. Такая статистика не ведётся, но повседневное наблюдение показывает, что прихожане храмов составляют лишь сравнительно небольшую часть населения. Православие — это прежде всего традиция греков как народа, наследие моно-национального государства, которое строилось постепенно в XIX-XX веках путём ассимиляции или вытеснения многочисленных меньшинств из областей, вновь присоединённых к молодому греческому государству.

Тем не менее греки с Церковью всегда «на ты», и этому способствует несколько обстоятельств. Во-первых, православные обряды по традиции являются вехами в жизненном цикле грека. В первую очередь это крестины, свадьба и похороны. Церковный брак перестал быть обязательной и единственной формой бракосочетания лишь в 1982-ом. Интересно, что в этом же году греки отказались и от запутанной диакритики древнегреческого языка, к тому времени уже около двух тысячелетий составлявшей реликт их письменной традиции. При этом, согласно Конституции, текст Священного Писания по сю пору «содержится неизменным, официальный его перевод на иной тип языка запрещён без одобрения Автокефальной Церкви Греции и Великой Христовой Церкви в Константинополе».

Во-вторых, Закон Божий — как и древнегреческий язык — преподают в школах, так что каждый грек не только умеет перекреститься и поставить свечку, но и знает некоторые песнопения, а также может понять литургический текст, смутно знакомый по школьным урокам или детскому церковному опыту. Практически все греки обязательно посещают церковь на Пасху, хотя уже через пять-десять минут после первого «Христос Воскресе!» площадь перед храмом обычно пустеет. Наконец, причастие в Греции возможно без предшествующей исповеди, что даёт простому прихожанину значительную степень духовной свободы. А поскольку священники являются государственными работниками, они не представляют собой некую божественную фигуру, которая может «вязать и решить» грехи и взаимоотношения людей; скорее, они — доброжелательные советчики.

ГРЕЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ И ЕЁ СТАТУС

Элладская Православная Церковь, одна из 14 поместных церквей, являющаяся продуктом новогреческой государственности, получала признание Константинопольского (Вселенского) Патриархата постепенно, по мере того как новорождённое государство присоединяло к себе новые населённые греками области. Окончательно это признание было оформлено лишь в 1928 году, когда в результате Балканских войн так называемые «новые земли» на севере Греции стали частью её территории и отошли в административном плане к Элладской Церкви (при этом назначение тамошних митрополитов требовало предварительного одобрения из Стамбула). Однако Поместная Церковь по-прежнему не контролирует канонически всю территорию страны: на Крите существует собственная Автономная Церковь, подчиняющаяся Константинополю, как и острова на востоке Эгейского моря и, разумеется, Афон. Это объясняет теснейшую связь церковных Афин с Константинополем и культурное доминирование греческой национальной Церкви на православном Востоке (Греция поставляет клириков всем традиционно греческим восточным Церквям, включая Александрийский и Иерусалимский Патриархаты и саму «Мать-Церковь» в Стамбуле), но также и политическое верховенство Патриарха Константинопольского, который сам испытывает множество проблем из-за своего сложного статуса в националистической Турции, где его признают главой крошечной греческой общины, а отнюдь не Вселенского Патриархата.

Конфликты между Элладской Церковью и Константинопольским Патриархатом лишь подчёркивают близость обеих Церквей: так, в 2004 году при утверждении митрополитов «новых земель» списки кандидатов не были посланы в Стамбул, что привело даже к временному разрыву евхаристического общения, а впоследствии — к демонстративному примирению. До сих пор не все в Греции считают, что местная Церковь должна быть независимой. Вот что говорит, например, митрополит Мантинейский и Кинурийский Александр: «Сильные мира сего — и, как их называет [писатель] Александрос Пападиамантис, торговцы народами — исторгли нас из объятий Святой во Христе Матери-Церкви и создали это малое образование Автокефальной Элладской Церкви». Он добавляет: «Но и в этой форме Церкви мы не ушли и не уйдём из объятий Патриархата, а останемся с ним рядом, будучи образом Святой во Христе великой Церкви».

Одновременно с этим само устройство Церкви не таково, как в большинстве других Поместных Православных Церквей, где предстоятель де-факто управляет Синодом по своему усмотрению. Глава Синода Элладской Церкви — лишь первый среди равных епископов, и зачастую он не может проводить свою собственную политику в ущерб мнению большинства. Так, архиепископ Христодул сумел добиться первого за почти 1300 лет визита в Грецию Папы Римского Иоанна Павла Второго. Наряду с взаимным снятием прещений между католиками и православными это был один из важнейших шагов по примирению двух конфессий, во всяком случае на условной территории Западной Европы, к которой принадлежит Греция. Однако иерархи не позволили Христодулу нанести ответный визит в Рим, проголосовав против такой поездки. Христодул добился своего лишь спустя несколько лет, в 2006 году, и встречался уже с преемником Иоанна Павла ΙΙ, Папой Бенедиктом XVI.

Как уже отмечалось, Греческая Церковь не отделена от государства. После того как часть своих земель она передала государству, примерно 10 тысяч греческих священников получают государственную зарплату. Постепенное изъятие церковных земель проходило начиная с 1833-го (когда в Грецию приехал король баварского происхождения Оттон) и до 1987 года; наиболее значительная их часть была передана в 1952, когда у Церкви де-факто изъяли почти всю обрабатываемую и необрабатываемую сельскохозяйственную землю. Взамен было окончательно закреплено положение об оплате труда священников государством. Церковь освобождена от налогов, в особенности на принадлежащую ей недвижимость, используемую для церковных нужд, и по-прежнему является крупнейшим землевладельцем страны. Церковное наречение имени и брак, как и раньше, приравнены к государственному, а премьер-министр страны и депутаты Парламента приносят присягу на Евангелии в ходе специального молебна («Клянусь во имя Святой, Единосущной, Животворящей и Нераздельной Троицы соблюдать Конституцию и законы и служить общим интересам народа»).

Но положение Церкви в обществе далеко не безоблачно. Во-первых, священники постепенно утрачивают статус уважаемого и зажиточного сословия. До кризиса их ежемесячный доход часто составлял 1200-1300 евро, сейчас — 1000 евро или меньше, в зависимости от приходской нагрузки, причём расходы и налоги значительно выросли. Снижение доходов священников связано с общим урезанием зарплат по указанию «тройки» международных кредиторов. Таким образом, для священнической семьи, чаще всего многодетной, стоит вопрос материального выживания. Священники, несмотря на запрет, периодически подрабатывают — так, я знаком со священником, который, чтобы прокормить семью, постоянно работает в багетной мастерской своей жены. Для городских священников из многолюдных или статусных приходов проблема отчасти решается благодаря плате за требы — она по-прежнему очень высокая и, понятно, никогда не отражается в налоговых декларациях.

ВЛИЯНИЕ ЦЕРКВИ

В индексе американской организации ARDA, которая ранжирует государственный протекционизм в отношении религий, Греция занимает третье место среди всех стран мира, что предполагает исключительную степень сращивания государства и Церкви. Действительно, иерархи сохраняют влияние на политику, с ними накладно ссориться общественным деятелям. Однако, несмотря на обширные льготы, Греческая Церковь постепенно утрачивает всепроникающее влияние на общественную жизнь. Это принято связывать с доминированием социалистической партии ПАСОК в политической жизни страны, которое продолжалось с начала 1980-х до 2012-го лишь с двумя перерывами, составившими в общей сложности восемь лет. Помимо уже упомянутого учреждения института светского брака, в начале 2000-х годов государство решило ввести удостоверения личности нового образца, на которых, в соответствии с требованиями ЕС, не указывалось вероисповедание. Тогдашний архиепископ Афинский Христодул организовал массовые выступления протеста, но они ни к чему не привели. В середине десятилетия, чтобы ограничить влияние священников, им запретили исповедовать детей в школах. Исповедь — наиболее интимное таинство, тесно связывающее священника и прихожанина, а в детском возрасте её значение для верующего особенно велико, так что запрет нанёс серьёзный удар по позициям Церкви. В 2010 было отменено формальное требование религиозной присяги для чиновников, чем немедленно воспользовались мэры-атеисты в Афинах и Салониках, которые принесли так называемую гражданскую присягу.

Снижение статуса Церкви в ряде случаев привело к усилению напряжённости: Церковь видела, что её ограничивают в правах, но её де-факто зависимое от государства положение не позволяло протестовать открыто. В интернете широко разошлось видео из городка Димицана на Пелопоннесе, где член муниципального совета от левых радикалов публично отказался от религиозной клятвы. Местный митрополит Иеремия взорвался: «Что, не должно быть молебна? Вы хотите сделать нашу родину безбожной? Вам не стыдно? Вам не стыдно? Стыд!.. Пропадите пропадом!»

В приукрашенном переводе некоторых российских СМИ это выглядело почти как диалог христианского мученика с прокуратором: «Это тебя побеспокоило, господин, присутствие священников? Мы, священники и архиереи, боролись за то, чтобы существовала свободная родина и чтобы ты был свободен. И эти слова произносятся здесь, в Димицане, где родился патриарх Григорий, которого турки повесили за Веру и Отечество? Стыд и срам всем, кто стремится сделать нашу Элладу безбожной». Этот громкий эпизод был скорее исключением, чем правилом: Церковь в целом не протестовала против упразднения религиозной присяги. Однако не всё так просто. Хотя закон стал подчёркнуто светским, традиция возобладала, и 99% греческих чиновников по-прежнему приносят присягу перед священником.

Избранное
Последние новости
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Vkontakte - Black Circle

© 2016 Храм Покрова Пресвятой Богородицы, Красноярская митрополия. Сайт создан по благословению Пантелеимона, митрополита Красноярского и Ачинского.

  • квадратная иконка facebook
  • Квадратная иконка Twitter
  • Vkontakte - Black Circle