Митрополит Пантелеимон: Пастырь должен быть везде, где живут люди

17 мая в Архиерейском доме города Красноярска под председательством митрополита Красноярского и Ачинского Пантелеимона прошла работа церковно-общественного семинара «Пастырская забота о малолюдных поселениях» с участием духовенства и мирян Сибирского федерального округа, Москвы и Санкт-Петербурга.

В завершении семинара Глава Красноярской митрополии обратился к собравшимся, среди которых были три мирянина и 51 представитель духовенства — в том числе из семи сибирских епархий — с заключительным благодарственным словом:

— Ваше Преосвященство, дорогой Владыка Агафангел, всечестные отцы, братья!

На сегодняшнем семинаре мы охватили тему пастырской заботы о малолюдных поселениях. Я думаю, что не нужно напоминать вам, что каждый священник представляет в своём лице Господа Иисуса Христа, и что ответственность за души людей не имеет срока давности. Она с нами уходит в вечность.

Каждый из вас добровольно избрал путь служения. В отличие от христианских объединений протестантского характера, старого формата или новейших, мы связаны с такими драгоценными понятиями как Таинства Церкви, Священное Предание, традиции, исходящие из этого Предания. И, конечно же, само устройство Церкви, которое мы воспринимаем (а это так и есть!) как небесное посольство, Царство Божие в руках людей на земле со своей иерархией, Богопоставленной, священной, и народом Божиим — детьми Божиими. Их мы должны отыскивать везде не для того, чтобы обмануть, как делают сектанты и протестанты, заморочить им головы, а для того, чтобы привлечь ко Господу Иисусу Христу и дать им самостоятельное орудие веры, Спасение, самосохранение, очищение, а в целом и выживание нашей цивилизации и нации.

Прошлый XX век разрушал, но и, как уже сказали здесь сегодня, оставил колоссальный опыт не окормления малых поселений, а, скорее, тайных общин верующих, которые сохраняли себя, а редкая встреча со священнослужителем только придавала им ещё более могучую стойкость. Эти общины назывались по-разному, а пастыри окормляли большие и малые селения, добираясь до них пешком и на поезде, и другими способами. И мы, здесь сидящие: и старшее поколение, и младшее — пришли в Церковь не через классическое православное богослужение, а через веру нашего народа, близких, тех, кто стойко хранил веру.

В XXI веке пришло другое время, когда Церковь обрела новое дыхание. Новые вызовы стоят перед Церковью, задачи стоят новейшие и те, которые поставлены ещё Спасителем мира с момента Его Рождения и Воскресения. И люди остаются такими же, как Адам и Ева, и дела их — те же, и итог им будет подведён во Втором пришествии. Кто-то, «рыкая, ходит, иский кого поглотити» (1 Пет. 5:8), а ходит и тот, кто поёт «слава в вышних Богу и на земле мир» (Лк. 2:14), чтобы спасти.

Мы с вами — прямые участники этой величайшей борьбы за Спасение, и на нас лежит ответственность за её исход. И, конечно, Церковь сейчас консолидирует свои силы для проникновения в каждый уголок, где её ждут, и, тем более, там, где её не ждут. Отсюда ясно и понятно, что нам делать. Было высказано уже, что Церковь, как мудрая мать, оформляет законодательно, на века, канонически пастырскую заботу о малых селениях как особую статью, которой не было и в помине в XIX веке и не было в веке двадцатом.

Малые поселения будут всегда. Будут и большие города, и большие общества, всегда будут и разорители. И всё, что мы знаем из Священного Писания о морали, нравственности рода человеческого на этой ниве, будет присутствовать. Эта забота принадлежит всему народу великой России и внутри пределов Отечества, и за ними, и в вечности.

Мне кажется, всё то, что мы обсуждали здесь, не просто актуально, а внесёт свой вклад: решение, принятое Межсоборным присутствием, будет представлено Святейшему Патриарху и Священному Синоду, различным комиссиям, и поможет выработать одну общую доктрину, которая станет помощницей в вечности и, я бы сказал, создаст гармонию для этой работы — пастырского попечения о малолюдных поселениях.

Мне много пришлось жить в Казахстане, где на Пасху и другие праздники собирались все бабушки, дедушки, женщины. Тайно. В домах и даже подвалах. Где служили миряне (по благословению священников), которые предоставляли церковную литературу, указывали, что можно петь, как молиться. А потом эти люди ехали к священникам с чемоданами — не денег, как многие думали, а записок с грехами. На родной Кубани, в Кавказских горах, где Катакомбная Церковь была, и заграничные, и потом Церковь Московского Патриархата, в которую вернулись многие верующие — окормление велось уже пастырями: для них это было самым спасительным, но и самым трудным.

Сейчас мы на стадии, когда все формы деятельности хороши. Главное, на мой взгляд, то, что сегодня мы можем этот опыт использовать — учить народ самостоятельно совершать богослужение мирским чином там, где пастыря может не быть, в приписных приходах. Но над этим, конечно, должна поработать еще богословская комиссия.

Действительно, практика обедни (или изобразительных) существовала, например, в многострадальной Украине, когда есть пять-шесть приходов, на одном из них совершается Литургия, а в остальных — изобразительны, а Освященные Дары переносят и верующие подходят к Святым Христовым Тайнам.

Вот, что должно быть нашей заботой! Ведь все лжеучители: от баптистов да сатанистов — в малых селениях присутствуют, даже если там две-три умирающие старушки. И у нас в Сибири это принимает особые масштабы. А мы порой даже часовню в ином поселении не можем соорудить…

Всё то, о чем каждый из вас рассказал — актуальный и благословенный опыт. И то, что мы услышали от наших дорогих гостей из Москвы и Санкт-Петербурга, особенно отрадно. Духовные школы действительно должны готовить уже совершенно новое поколение священников. И мы должны не устаревать, а совершенствовать свои знания.

Мне только кажется, что не надо так досконально, как специалистам, изучать психологию и социологию, ибо Дух Святой и так даёт пастырям дар видеть и понимать. Однако знания помогают спасать народ. Дай Бог, чтобы ответственность не была для нас наказанием. Вообще — это безумие говорить, что священник наказан «ссылкой» в деревню.

И, конечно, братья, я рад, что здесь сегодня собрались представители многих епархий. Ведь это общецерковное дело, это опыт, который будет представлен на суд всей Церкви и поможет выработать такой документ, который поможет нам всем, от Дальнего Востока до Кавказа.

Везде, где живут люди, должны быть и мы.

Митрополит Пантелеимон

Избранное
Последние новости