Болгарские противоречия: скрытый призыв поднять статус Собора?

13 июня 2016 года на экстренном заседании Священного Синода Русской Православной Церкви состоялось обсуждение ситуации, возникшей в связи с отказом ряда Поместных Православных Церквей от участия в Святом и Великом Соборе Православной Церкви. Об этом сообщила пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси.

Предполагается, что Собор пройдёт в период с 18 по 26 июня на острове Крит. Ряд Поместных Православных Церквей настаивают на переносе даты созыва Святого и Великого Собора, однако на данный момент лишь представители Болгарской патриархии категорически отказались от участия в Соборе в вышеуказанные сроки, заявив — более того — что сама повестка рассматриваемых на Соборе вопросов «не актуальна» [1].

Это заявление тем более выглядит странно, если помнить, что сами досточтимые первоиерархи Православной Церкви, разъясняя пастве историческую и теологическую значимость Собора, настоятельно просили не считать его и не принимать его за Восьмой Вселенский Собор.

Об этом 2 февраля 2016 года, на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, ясно сказал, в частности, Святейший Патриарх Кирилл: «Предстоящий Собор мы не называем Вселенским. В отличие от древних Вселенских Соборов, он не призван решать вероучительные вопросы, так как они давно решены и не подлежат пересмотру. Он также не призван вносить какие-либо новшества в литургическую жизнь Церкви, в её канонический строй» [2].

Святейший Патриарх Варфоломей, архиепископ Константинополя, также ясно выразил мнение, что главная цель Всеправославного Собора — «открыто исповедовать, что Православная Церковь есть единственная Святая Кафолическая и Апостольская Церковь, единая в Святых Таинствах, священных канонах и Вселенских Соборах» [3].

Таким образом, сетование Синода Болгарской Церкви на отсутствие «особенно важных для Православия тем» — хотя и не было указано каких же именно — возможно, выражает более общее неявное желание православной мировой общественности, чтобы Святой и Великий Собор всё же стал Восьмым Вселенским и на его заседаниях рассматривались глубинные вопросы литургической и уставной жизни Православной Церкви, а не одни лишь вопросы православной миссии в современных условиях или юридические вопросы о церковной «автономии и способах её провозглашения» [4].

Если такое желание — о Восьмом Вселенском Соборе — искренне и повсеместно, то открытое признание данного факта способствовало бы разрешению многих трений и несогласий. Положило бы начало ясной и продуктивной работе. В противном случае все «скрытые намёки» и призывы к «актуальному Собору» внешне выглядят весьма противоречиво по отношению к ранее заявленным целям и ранее заявленному статусу Святого Собрания на Крите.

Болгарская республика

Избранное
Последние новости